КРЕЧИНСКИЙ

КРЕЧИНСКИЙ - герой комедии А.В.Сухо-во-Кобылина «Свадьба Кречинского» (18S4). Образ К. есть своеобразная рефлексия русской литературы 50-х г. XIX в. на романтизм, расчет с романтическим мироощущением, «адаптация» романтического героя к новым эстетическим веяниям, к условиям социальной действительности. Отсюда это «неожиданное и чудное», по словам А.Блока, соединение в пьесе и в характере К. Островского с Лермонтовым. К.- личность избранная, демоническая. Человек умный, сильный, смелый, одаренный, он имеет власть над людьми. Натура страстная: азартный игрок, прожигатель жизни, шулер высокого полета, К. полон цинизма и презрения к людям. Деньги, миллионное приданое - лишь средство. Игра - вот цель, смысл жизни, риск и вызов судьбе. И наконец - абсолютная свобода. Однако «избранность» К. сниженная, гравестированная, переведенная из философско-этического плана романтиков в житейский. Демоническая тема раскрывается Сухово-Кобылиным в пространстве комедии, в структуре реальной бытовой истории и потому теряет патетичность, высоту и сложность проблематики романтиков. К. - «мелкий бес», вырождение мистического романтического героя. «Духовный предел» романтиков в пьесе заменяется «жирным миллионом».
К. начинает с фарса, с открытой водевильной игры, не предвещавшей катастрофы. Блестящий щеголь, опытный сердцеед, К. легко увлекает Лидочку, молниеносно завоевывает симпатии Атуевой, хитро и умно добивается доверия Муромского (рассказ о деревенской идиллии, подаренный бычок). Однако драматург неожиданно ломает логику «хорошо сделанной пьесы» и переключает произведение в иной стилистический и жанровый строй. Демонический эгоизм К., стремление к самоутверждению разбивает жизненный покой, гармонию, любовь всей семьи Муромских, ввергает ее в ад «Дела». При этом любопытно, что зло в пьесе полно очарования и силы, а добро, по словам Ап.Григорьева, немощно и хило. Слабость, безликость «добра» в «Свадьбе...» настолько очевидна, что «зло» К. не получает традиционного противостояния. Особенности конфликта кроются непосредственно в образе главного героя.На первый взгляд, активное, разрушительное, «стремительное» начало жизни противостоит в лице К. «закиси и застою» обыденности, духовному мещанству общества. На самом деле - традиционную для романтиков оппозицию Сухово-Кобылин рассматривает в ином идеологическом ракурсе. Жизнь К. - это утверждение мнимых ценностей, «перевернутых» критериев; он поставил себя вне и над ориентирами обыкновенных людей: добропорядочность, покой, внутренняя гармония, семейное счастье и т.д. Авантюрист и экспериментатор, противопоставивший себя усердности, в реальной жизни ломает человеческие судьбы. К. утверждает права «сильной» личности, Сухово-Кобылин - ценность каждой индивидуальной жизни. Правда, К. не может до конца расстаться с достоинством порядочного человека, и потому в «Деле» появляется его письмо к Муромскому. Образ К.- светского человека, незаменимого во всех столичных развлечениях, был хорошо знаком современникам. Автор выводит на сцену его «закулисную жизнь», о которой мало кто подозревал. Сюжетная основа персонажа - кульминационная ситуация К. на грани краха. Центральный, второй, акт пьесы - это напряженные поиски выхода. К. - в отчаянии затравленного зверя. Если в первом действии он ведет уверенную игру, легко меняя лики, он почти не ощущает опасности в разоблачении Нелысина, то теперь перед нами уставший, постаревший, испуганный К. без маски. По сути, он - человек-актер, постоянно играющий нужную роль. Перспектива интриги просчитана им с режиссерской тщательностью, он выстраивает спектакль рационально и жестко, без сантиментов и снисходительности к людям. Перед Расплюевым и слугой Федором нет необходимости играть. Во втором акте он «скидывает» блестящие манеры, меняется лексика, поведение, раскрывается истинное нутро К. Автор создает модель социально-ролевого поведения человека. Если раньше молодежь без него и «дыхнуть не могла», если он никогда не добивался «бабьих денег», то теперь водит дружбу со всякой швалью, типа Расплюева, и стремится завладеть миллионным приданым Лидочки. С подменой бриллиантовой булавки светский щеголь оборачивается уголовником. Но, показав нам такого К., драматург опять меняет направление интриги. И вот К. - победитель, Наполеон, как скажет Расплюев. Он берет на себя роль иллюзиониста. Новая маска потребует перевоплощения всего жизненного пространства: преображения внешнего облика, «костюмировки» квартиры и т.д. Однако «спектакль» не удастся доиграть до конца. Костюмированная идиллия семейного вечера обернется разнузданным скандалом и разоблачением.
К. - стержень пьесы, ее идеолог, двигатель сюжета, основа конфликта, он доминанта жанрового и стилистического контрапункта «Свадьбы...». В первом акте К. водевильный герой, во втором - центральный персонаж социально-бытовой комедии и, наконец, в третьем - драматургическая пружина перехода комедии в драму. Все герои раскрываются через К., отражаются в нем, точнее - К., постоянно манипулируя людьми, моделирует время, пространство, поведение, чувства других персонажей. У К. нет своего пространства, своего дома. Он органично существует в чужом пространстве. Его самосознание позволяет ему быть всегда и везде хозяином. И в этом его социальная опасность. Если пушкинский Германн и лермонтовский Арбенин в финале сходят с ума, если Чацкий бежит из Москвы, то К., у которого «сорвалось», проигравший большую игру, остается непотопляемым. Его спасает Лидочка («опять женщина»), отдавая настоящий солитер ростовщику Беку. К. больше не появится в пьесах Сухово-Кобыли-на; его «исчезновение» из сюжетного пространства трилогии симптоматично. Время таких героев проходит. Способность отличать добро от зла, наличие каких-либо принципов - привилегия людей «прошлого». На историческую авансцену стремительно выдвигались Расплюевы и Тарелкины.
Впервые роль К. была сыграна С.В.Шум-ским (18SS). Другие исполнители: В.В.Самойлов (1856), Ю.М.Юрьев (1917).
Лит.: Гроссман Л. Театр Сухово-Кобылина. М.; Л., 1940; Рудницкий К.Л. В.А. Сухово-Кобылин. М., 1957; Клейнер И. Драматургия Сухово-Кобылина. М., 1961; Рассадин С.Б. Гений и злодейство, или Дело Сухово-Кобылина. М., 1989; Koschmal W. Zur Poetik den Dramentrilogie A.V.Suchovo-Kobylins «Bilder den Vergangenheit». Fr. am Main, 1993.
Н.С.Пивоварова


Литературные герои 

КРИСТИ МЭГОН →← КРАСНАЯ ШАПОЧКА

T: 0.116426439 M: 3 D: 3